Warning: mb_substr() expects parameter 2 to be long, string given in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/hooks/HookAdminlogs.class.php on line 41 трамвай / Пошук по теґам / Рожевий Слоник - творчість без рамок
  
 

22:30

у 22:30 сяду на трамвай
тебе уже не буде ніколи у ньому
буду сподіватись що ти попадеш в рай
Й мене забудеш як просто знайому

у 22:30 забуду всі слова
тобі уже не скажу те що хотіла
я знала що таки прийде вона
весна, якій я так не зраділа

у 22:30 ти скажеш «кохаю»
це все так ванільно, краще мовчи
Я більше граматики, слів я не знаю
забути тебе мене ти навчи

у 22:30 ти будеш останній
я буду кохати лише свій трамвай
у ньому загину, він буде прощальний
а ти вже не будеш, забудь і про рай

трамвай

Новолунные лица из окон трамвая
Зияют как дыры в зеркалах витрин
А улица льётся почти что живая
И жадно глотает городской аспирин
Чтоб в танце стучали кастаньеты трамвая
И вслед им гремели фейерверки витрин

Трамвай

В загальних рисах обертається Земля,
Навколо осі, де живуть ведмеді…
Десь не зімною зараз суть моя.
Чогось в трамваях не катаються красиві леді.

Сижу самотньо, бо пустий трамвай…
На вулицю не хочу, там морози…
Водій вже виганяє:«Ну давай, вставай!»
А так не хочеться іти у світ застудної загрози.

Чогось в трамваях не катаються красиві дяді.
Можливо Я катаюсь не на тих?
А може губи в мене не в помаді?
Ось так завжди… тепер сиди й мовчи…

На кінчик язика кладу цукерки,
Старезні труби виглядять жахливо,
Я клоун із старої табакерки
Бо чудеса у світі стали неможливі…
  • +1
  • 15 грудня 2010, 18:40
  • Ameli
  • 5

Художнику ІІІ ( Маленький принц)

Дозволь мені побути твоїм сонцем
Промінням цілувати твої губи
Вишневим цвітом за твоїм віконцем
Наповнити весною твої груди

Дозволь мені побути твоїм небом
Дощем солоним вмити твої щоки
Дозволь мені побути всім для тебе
Навчитись впізнавати твої кроки

Дозволь мені побути кошенятком
Заснути на порозі твого дому
Колись я народилась янголятком
Дорога ж моя довга й невідома

Дозволь пришвидшити стук твого серця
Засявши в темряві зеленими очима
І від негоди, що в життя ввірветься
Сховатись в тебе за плечима

Дозволь мені побути твоїм шляхом
Твоїм трамваєм із нізвідки і в нікуди
Я б утекла, якби я була птахом
Бо ангели без крил — це просто люди

Дозволь мені, я просто буду поруч
В твоїх думках, в твоєму серці, в твому тілі
Я залишу собі напам'ять краплю болю
Й твій поцілунок з присмаком ванілі

зі старого. Трамвай.

Трамвай. Двері заскреготіли, розчулились…
Ти спирався на гордість, гортав конспект з математики,
І очима шукав дівчат без блядськОго минулого,
Роздягав, розміщав на обличчях чорні квадрати,

Бо вони надсумні, немов у священних корів,
В них немає вогню і навіть легкої іронії…
Про кохану твою ти нікому не розповів,
Бо вона королева, але у порочній короні.

Без блядськОго минулого ляльки в вагоні стоять…
Те що треба. Бери! Все для тебе, п*янкого і чуйного!
Але ти один, хай там груди їх майорять…
Бо ти втратив єдину, що без блядськОго майбутнього.

Ніч жорстока

Ніч жорстока і виють бомжі
В урнах смажать котів і сміття…
В неозорі поля забіжи!
Бачиш – зорі розправили стяг!

В місті холод, і кожен трамвай
Шкірить ікла назустріч тобі…
В неозорому полі – збирай
Квіти зоряні і голубі!

Ти ту зайвий, тут дух – тільки гниль
В ночі гнилісно блідне лице…
Ти б утік, та не маєш вже сил –
Тож тут згаснеш, зітлієш кінцево
  • +16
  • 23 липня 2009, 15:07
  • Samael
  • 28

Фонарь

Мы вкопаны здесь всё время, остолбенели, слушаем жужжание автомобилей и стрекотание спешащих каблуков, наблюдаем смену ветра и сезонов, сравниваем яркость света солнца с собственным, соперничаем с деревьями, которые возомнили, что смогут пробыть здесь гораздо дольше.

Стекающая капля по гранёному телу, вымывающая кусочки отточенного бетона; камень подростка, бьющий в лицо; воздух, горячий или морозный, выжимающий силу и надежду, будто старое полотенце, до того обросшее каменной породой что уже не трепещется по ветру, — это молчаливые переживания, уходящие в землю с разрядами иногда заблудившихся молний или самозваными коротышками замыканий.

Я фонарь, расположенный на одной из улиц.

У меня есть друг, и с ним в последний год с нарастающей силой творится что-то странное. Он становится всё более тусклым, его голова склоняется всё ближе к земле, и трамвай, рядом проезжающий, с издёвкой пытается задеть его, даже не поприветствовав своим звоном. Одеяние фонаря день ото дня более неряшливо: осыпается укутывающий его цемент, становится видно, что внутри ржавеют детали. Рабочие, ухаживающие за нами, не любят подходить к нему, так как считают что с ним, как и со всеми всё в порядке, а даже если не в порядке, то рано утром их это не заботит.

Он мало с кем дружит. Есть несколько друзей, но он включается с нами всё реже.

Когда фонарям плохо – они выдыхают густой туман, становится сыро и прохладно. Такое бывает на нашей улице часто. Блекнет свет, и в небольшом слое воды на дороге, что проглядывают асфальтные камушки, и грязь своей рельефностью пытается напомнить горный хребет, иногда можно разглядеть дрожащие отражения мыслей и чувств фонарей.

Порой, проснувшись от страшного сна, мой друг до того раскаляется, что, кажется, сгорит его вдруг зажегшаяся лампочка, из него сыпят искры, он будет другие фонари, что разгораются и затухают, наполняя улицу порванными бликами света, но потом он утихает, вслед за ним и другие. Существует поверье: улица полна призраков.

Птицы и мошкора облетают его стороной, он пытается повернуть свою лампу, чтобы проследить их путь, а может чтоб запустить в них хоть краешком желтоватого света, но его шея слишком надёжно закреплена болтами для таких проделок. С каждым разом усилия всё сильнее, я даже вижу пульсирующие вены тока сквозь ржавчину его осыпающейся кожи.

Он рассказывал, как в молодости ставил перед собой цели, но со временем стал понимать, что ему это вряд ли удастся… Всё расставлено по местам, и его место его не устраивает.
Иногда я вижу его улыбку и весёлый смех, и смеюсь вместе с ним. Он бывает как ребёнок, затевает разные игры: начинает подмигивать прохожим, отбрасывать страшные тени, освещать влюблённые пары, когда те хотели уединиться именно в его темноте, но через 10-15 минут может стоять угрюмый, как будто сломанный фонарь на абсолютно заброшенной и забытой улице.

Объятия наших проводов с каждым днём слабеют, и мне очень страшно, ведь мы с ним так похожи…