Warning: mb_substr() expects parameter 2 to be long, string given in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/hooks/HookAdminlogs.class.php on line 41 стихи / Пошук по теґам / Рожевий Слоник - творчість без рамок
  
 

***

Ты проснуться успеешь во сне,
когда гриб проломит ребра.
На стене оживет представление,
упираясь в ландшафты картин.
Сбежавшие контуры тела,
дозиметрам выставят счет.
Последние чаевые
угодят в кармашек зимы.

***

В бардачке одно лишь желание.
Ты под слоем горячей води.
Руки тянутся, в небо врастают.
Полувечным шепотом дым
обретает Земли очертания.
Спускаясь в потоке росы,
отмечаясь в последних ударах,
покинешь страну лепестков,
окунувшись в безводную гладь.

***

Мне бы ракету вытянуть из дерева,
чтобы корни впитали звезды.
Листья тянуться к белой материи,
пропитавшись безумством пространства.
Дышать будем бликами лиц,
что проносятся под животом.
Потом потеряем часы.
Они не успеют за нами.

кулаками после боя

Проповедь Франциска Ассизского птицам

Мой любимый город Житомир. Город ста поэтов. Город с инертной публикой. Так тебя называли в разные годы разные люди. Из твоих польско-еврейских переулков вышли несколько известных современных авторов. Здесь живут и пишут поэзию люди, которых я искренне люблю. Здесь на любое литературно-культурное мероприятие собрать аудиторию – задача, решаемая системой с множеством неизвестных.
31-го мая сего года, под занавес весны, литературный музей раскрыл двери для поэтического «бомонда». Житомирские литераторы собрались поговорить о поэзию и поучаствовать в Поэтическом ринге – по крайней мере, так было заявлено в афише.

( Читати далі )

***

Она читает стихи
Когда никого нет
Она смотрит рассвет
Как фильм.

Она громко молчит
В тишине
В пустоте
Прошлогодних витрин.

Уходя закрывает дверь
Вместе с сердцем своим на ключ
Она ищет тот луч
Что привёл бы её к себе.
  • +10
  • 8 серпня 2011, 19:15
  • Irma
  • 5

Des Bras De Mer

Жан Эрнесто де Брас де Мэрр довольно хорош собой и несколько нелюдим. Жан Эрнесто любит дарить себя всем другим, в особенности женам больших господ за большие деньги. Встречать восход он предпочитает в объятиях дам других, впрочем, не любит он даже их.

Любит занятья любовью, курить гашиш и упражняться в йоге близ Фудзиямы.

«Спины нынешних барышень слишком прямы и несгибаемы. Впрочем, такой подбрось камень для преткновения, охапку роз, прочти ей паршивый стих, немного изящной прозы – и на тебя уже сыплются не угрозы, а поцелуи, признанья. Страсть! Овладевает ею огонь желанья! И чем ты безмолвней — тем громче ее стенанья и просьбы к себе вернуться, поворотить коней. В итоге – барыш с тобой, ты – ненадолго — с ней, а завтрашняя любовь ждет тебя в родовом именье к ужину». Сей монолог имел бы место, если б он был бы жив и сейчас в этой комнате пил «Бордо». Но его убили задолго до этого монолога. В Севилье. Ночью. Ржавым ножом из-за судейской дочки, которую он, единственную, любил, в чем впрочем, ей, единственной, не признался. Он был с ней застенчив слишком, но с ней – он был, а всем остальным – казался.

Белая Кошка Черная

Белая кошка гналась за черной. Белая была опытной, доброй и с кулаками. Черная просто была быстрей и другого цвета. У белой кошки не было части ушка, в глазах свернулись клубочком недоверчивость и усталость. Черная кошка перебегала улицу, улицы почти уже не осталось.

Белая кошка, она ведь гналась за черной, чтобы число цветов — навсегда нечетным, чтобы все вокруг хорошо, и никогда никчемно, чтоб не жалеть ни о чем таком нам. И усталость в глазах ее вдруг становилась током, били ее камнями, поливали ее из окон. И белая думала: «Догоню ее или сдохну».

Черная кошка бежала, потому что в движенье выход, потому что бег — это вызов, отказ от выгод невмешательства, нерешительности, слитности с темнотою. Черная кошка бежала, потому что была собою.

От Частого Лица

Что я?
Смерть. Два инсульта. Сигарета. Нелепая любовь двух сумасшедших. Два сахара, немножко больше кофе. Отброшенное в сумерках пальтишко, висевшее на худеньких плечах.
Зачем я?
Нелюбимый и любивший встречаются в кафе при пистолетах, готовые к дуэли. И к любови своей приговоренные вчера.
Куда я?
Вдаль глядящий люд, галдящий, не замечает тени за спиной. А тень, она не я, она – со мной.
Вот кофе наливается в кофейник. Тут шумом продолжается застолье. Здесь шум перерастает в тишину, а после превращается в похмелье. И каждый хочет выглядеть достойно. Нам так мешают кожаный ошейник и уходящий в выси поводок.

Дом стихов

В этом доме выбиты стекла
Через них в гости ходит печаль,
Тишина, даже музыка смолкла,
И становится чуточку жаль.
Я закрыла двери, чтоб вечер
Никогда не вонзил в мою грудь
Своим клювом ложные речи,
Изменяя до корня всю суть.
В этом месте на душах заплатки,
Сочиненные тысячей снов,
И пылятся в углу тетрадки
Недосказанных мною слов.
Только им я могу доверить
Все, что вслух не смогу сказать
И страницами сложно измерить
Все, что в сердце могу отыскать.
В этом доме я была годами
С сквозняками, что ветер принес.
Я жила одними стихами,
Что писала колючками роз.
23.11.2007