Warning: mb_substr() expects parameter 2 to be long, string given in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/hooks/HookAdminlogs.class.php on line 41 жизнь / Пошук по теґам / Рожевий Слоник - творчість без рамок
  
 

я слышала, как растет ребенок...

Я слышала, как растет ребенок…

Кроме работы остались вот такие ночные прогулки. Одиночество? Возможно. Но я это признаю, не стоя в центре толпы, чтобы создать видимость присутствия семьи, друзей, знакомых.

Вы скажете – вся жизнь впереди. Не соглашусь. А как назвать то, что уже в прошлом? Воспоминания? Нет. Это тоже жизнь. И сейчас жизнь. И я живу — просто по-своему.

Уставший город кажется мне лучшим собеседником, чем любой из окружающих меня людей. Большую часть времени он молчит. Я тоже. Это любовь – я знаю.

Он подарил мне ребенка. Вернее, окно. Вернее, звук, который лился оттуда. Я подумала – это котенок. А потом – колыбельная. Нежная, спокойная, тихая. Я поняла – мальчик.

Ночь. Еще одна. И еще. Много песен. Женский голос. Чего-то не хватало. Возможно, отец на работе, или спит, или в другом городе. Прошел год и город шепнул – его нет.

Я слышала, как растет ребенок. Его смех, его плач, его первые слова. Я не сумасшедшая. Я просто люблю слушать.

Прошло три года. Ночь. И еще, еще, еще… Город застыл, окно молчало. А потом разрыдалось одиноким силуэтом с опущенными плечами.

Теперь передо мной новое окно. Только больничное. А там ребенок. И я его вижу. Но не слышу. Это убивает. А город продолжает шептать…

Пройдет еще время. Я не услышу, как растет ребенок. Я больше его не увижу. А он будет смеяться, он полюбит этот город, вместо меня. Я знаю…

Теперь я согласна. Вся жизнь впереди. Пускай не моя. Зато новая. Я не боюсь, может чуть-чуть. Но там лежит мальчик и я отдам свое одиночество в обмен на его смех. ©
02.09.2012

Колокола

Я вновь сижу в вечернем зное,
И думаю – как же коротка
И быстротечна жизнь, любовь и горе,
И все же – это жизни суета.

Сижу в плену своих я мыслей,
Не замечаю даже перезвон
Колоколов – о, как же чисто,
Звучит их певческий небесный тон.

Все преходяще и не вечно
Материальных миражей миров.
Я все в плену у мысли быстротечной,
Но уже слышу звон колоколов.

Разная

Могу Я быть плохой
Могу хорошей
Могу быть разной Я с тобой
Хочу люблю,
А захочу и ненавижу
Порою всё бывает
В жизни с нами
Обиды, радости, разочарования
Мы переживаем временами
Но всё же жизнь нас учит изменяться…
Прощать, мириться и не обижаться
Любить дорогих для сердца людей нам!
Да, такому не научат нас нигде!
Ни в школе, ни на студенческой скамье,
Но ты не бойся не грусти
Что нужно ты и так умеешь
И всё былое суета
И всё уладить можно с помощью зонта
Как в песни Долиной поется.

Мужчина.

Порою бывает сложно или же страшно.
Опускаются руки и хочется тишины.
Порою, мы рвемся, не замечая, что важно.
И отрываемся быстро от серой земли.

Порою с девицей разгульной галдим,
Совсем позабыв о жене и ребёнке,
Порою думаем, что свободы хотим,
А по-правде, посидеть с сыном в лодке.

Порою в стакан с резьбой посмотрим,
Поплачем тихонько о жизни суровой,
Приползём затем на порог и устроим,
Серенаду такую, что придет участковый.

Порою бываем и злые, и очень сердиты,
Кричим и даже гневно махаем руками.
Порою зализываем раны из середины,
Что б думали, буд-то шрамы идут мужчине.

А порою вдруг исчезаем на долгое время.
Не объясняем, не просим прощения,
Не потому что для нас вы тяжёлое бремя,
Порой у мужчины бывают такие решения.

Порою сложно становиться быть твердым,
Бороться всю жизнь, родившись однажды мужчиной,
Держаться всегда и быть очень гордым,
Порою совсем тяжело без поддержки любимой.

И важно для женщины каждой понять и увидеть ребенка,
Который объятий желает превыше всего,
Ведь мужчины, они словно дети, мягче котёнка,
Нужно только вовремя приласкать своего.

Серых будней век

Весь мир раскрашен в цвет дождя
Шагает серых будней век,
Как из бумажного листа
Идет, «как-будто человек».
Искрится в лужах серый свет,
Как отблеск от бесцветных глаз,
Как будто нужен не ответ,
Чтоб жить не здесь и не сейчас.
В водовороте павших грез,
Летит седое воронье.
И делит души парных врозь,
Толкая всех на острие.
Здесь зрячих выгнали с толпы — Тех, кто летел, душою в высь,
Кто от безумной красоты
Душей и разумом сплелись…
А остальным, заклеив рты,
Всучили в руки тяжкий груз — Разбить свои пустые сны,
Спустить мечты в подводный шлюз.
Я в сером цвете видел грязь,
Она смеялась мне в ответ
И мне лукавила, как мразь,
Желая выведать секрет.
А там за городом — рассвет,
Не долгим будет серый час,
Он принесет с собою цвет,
Чтобы увидеть сотни глаз.

2.01.2010

Я - человек разломанных столетий

Окончен век поэзий и поэтов,
Стянуло тяжестью мостов тугую грудь
И молча дым стекает с парапетов,
Пытаясь уловить хоть в чем-то суть.
Окончен бал, увы, осталась проза,
Запить до дна ее соленый вкус
И хочется сбежать, да только грезы
Запутались в сети нелепых бус.
Ну что же жизнь оставила от битвы?
Я не сбежал от злой судьбы опять
Я дезертир, я не забыл молитвы.
У нас так принято — с любовью воевать.
Закрыть глаза — закончить жизнь в неволе,
А слабость это то, что нужно снова врать.
Я горсть тепла — оставил на разломе
В том месте где умеют только брать.
И вот стою на крае лихолетий,
В том мире обреченных на провал,
Я — человек разломанных столетий,
Я — белый призрак из кривых зеркал.
Моим устам гореть ещё не время
Я не шепчу глухим свои слова
А слаб лишь тот кто носит это бремя
А всем другим мои слова — жратва.
Сгоревшим по миру идти осталось капля — В их небе лишь один глоток воды
Кто в высь не обратился, словно цапля,
Тому уже давно не избежать беды.
Бетонным сводам и пустым стаканам
Не будет песни, будет только миг,
Когда зацепит всех одним арканом,
И будет в раз услышан эха крик.
Зачем молчать? Я разломаю стены,
Пусть хоть во снах избавлюсь от границ,
Они уйдут, растают в водах Вены
И жирные тотемы молча падут ниц.?

(с) 29.07.2010

На смерть поэтам

Завтра снова придут холода,
В душном городе вымрут поэты — И их песен не спеть никогда,
Недописанных песен куплеты.

Ночь прорезала вход в конуру
Рвутся волки на волю словами
Их уже не найдут по утру,
Здесь немым рукоплещут руками.

В душном городе умер рассвет,
Покатилось по небу светило
И размазанный чей-то портрет
Мне в лицо тычет белое мыло.

Почему все молчат? Кто живой?
Кто ещё прокричать воле может?
То, что жизнь обернулась бедой,
То, что сила уже не поможет?

Мир в огне. Пусть горят зеркала!
Наступает эпоха пожара,
И ещё один крик, как игла
Вырывает осколки кошмара.

Завтра в город придут холода
Дверь прикроют собою поэты,…
Замолкают вдали голоса,
Тонут в блеске огней силуэты….

(с)31.05.2010

Зимнее (поток сознания)

Завывают ветра, с неба падает осень,
А внизу детвора лепит снежные косы
И кричит воронье, сквозь нещадные грезы,
Что любовь, как тепло, убивают морозы.
Посылает зима тонким льдом, острым взглядом
В проходящих тоску, что становиться адом.
В голове пустота убивает все мысли,
Или кажется нам, что мы слишком зависли…
Сердце бьется не в такт, одиноко — не больно,
Но последний твой шаг отзвучит в колокольне,
И смеются века, что мы смотрим глазами
В потолок, небеса закрываем руками.
И в раскрытые рты попадают вопросы:
Зачем жизнь, как игру, разделили полосы?
Зачем счастье искали на пыльных страницах?
И бежали стремглав жизни дни вереницей…
Гордость выпить сто грамм — одоленная тяжесть,
Или просто тебя поборола усталость.
Не винить! А простить и любить — это сложно,
Что для всякого больно то тебе будет можно.
Знать бы где отыскать на все эти вопросы…
А для мудрых уже клубом дым — папиросы…
И звенят зеркала, и ликуют портреты,
В жизни крест свой — на всех маски-лица надеты.
Мой последний призыв — поезд медленно рушил,
А январский огонь душу пеплом разрушил…

20.01.2008

Рельсы

Мы разделяем маршруты чужих поездов
И рассекаем дороги в мгновении жизни,
И монологом заученных текстов, без слов,
Глядя в глаза, дань даем своему магнетизму.
Вдруг отзываются глухонемые сердца,
И разбивают железные грани понятий,
Пишут мелодии времени и без конца
Жаждут проснуться от ощущения объятий.
Рельсы скрипят от нервозности наших путей,
Жизнь предоставила выбор своих поворотов
И вновь рискуя упасть от нелепых затей
В головоломке своих не людских оборотов.
Кто-то танцует на башнях нелепый фокстрот
И раскрывает свою безымянную душу.
Кто-то посмотрит наверх, наконец, и поймет
Храм это то, что сияет внутри — не снаружи.
Мы слишком долго желаем куда-то успеть,
После желаем опаздывать хоть на мгновенье.
Жить – это то, что возможно лишь в песне пропеть,
Чувствуя такт и улыбки прикосновение.

22.03.2008