Deprecated: Assigning the return value of new by reference is deprecated in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/lib/external/DbSimple/Generic.php on line 113 Deprecated: Assigning the return value of new by reference is deprecated in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/lib/external/DbSimple/Generic.php on line 133 Deprecated: Assigning the return value of new by reference is deprecated in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/lib/external/DbSimple/Mysql.php on line 70 Warning: mb_substr() expects parameter 2 to be long, string given in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/hooks/HookAdminlogs.class.php on line 41 Блоґ / Публікації Psiheya / Рожевий Слоник - творчість без рамок

Я знаю силу слов, я знаю слов набат.

Я знаю силу слов, я знаю слов набат.
Они не те, которым рукоплещут ложи.
От слов таких срываются гроба
шагать четверкою своих дубовых ножек.
Бывает, выбросят, не напечатав, не издав,
но слово мчится, подтянув подпруги,
звенит века, и подползают поезда
лизать поэзии мозолистые руки.
Я знаю силу слов. Глядится пустяком,
опавшим лепестком под каблуками танца,
но человек душой губами костяком
.......
(неоконченное)

Владимир Маяковский. Лирика.
Москва, «Художественная Литература», 1967.

мет

когда ножи с завидным упрямством приходят в спину,
то ты ни с собой, ни с метателем не церемонься
а загляни по дороге домой в свой любимый винный
и не расти по осени обрезанные колосья.

а если метатель таки напросится на твое похмелье
то тут не поможет ни заговор, ни похоронка
садись, май метатель, очни меня от веселья
и запускай уже все, что есть у тебя
для меня вдогонку.

Ос

Это осень, дружок, замыкание сердца, как частный, несчастный случай
Колокольни, с которых до неба короткий, неспешный шаг
И взъерошнный город, под утро – Бёртон, а к вечеру – Бертолуччи
Выбирают тебя для жизни на пленке, в свой 25 кадр

Подсознанию уступает место поток сознанья
Подошел к концу истерический биатлон
Мазохизм — это письма из комнаты ожиданья
И ты сам – получатель, отправитель и почтальон

Истекло лет пять с тех пор, как прошли те четыре года
Седативы и нейролептики в общем- то ни к чему
Ни ключа, ни молекуллы, ни одного бигборда
Многозначительность, данная исключительно одному

Все сложилось, как пазл и спасибо за эту осень
За вагоны метро, утащивщие вглубь остаточные хвосты
И за то, что не просится под язык ни Цветаева, ни любимый Бродский
За совершенный и новый смысл избитого словаты

Это осень, в которой не хочется ни весны, ни лета
Жизнь набирает вес — не ее неспособный клон
Образ жизни – не временная, сомнительная диета
Осень — классический фильм – не очередной сезон.

Ощущение запятой, как осадок со дна бутылки
Показатель возраста – и всего
Этой осени так к лицу немолодость и морщинки
Как и то, что кругом не солнечно и наго.

из центра подлицу

Острослов, может просто рослый
Я пишу из ночного Осло
Здесь так разно, но в общем сносно
На покрышках твои обноски
Что взросло на подросшем «поздно»
Надеваю с утра – не мёрзну
Тесноват, правда, этот остров
Но мне — смех, а тебе –серьезно
Нету здесь ни дождей, ни доз, но
Этой тени – на небе гроз. До
Тебя простирает лозы
Эта осень и город… возле.

промов ч

Мовчиш та згасаєш, як біль в плечі
Безліч облич у тиші
Зламані сонячні вмикачі
Як хочеш погратись іще-
Навчи
Як збільшити нуль удвічі
Вагітна уява слизька, мов дощ
Стікає дахами в місто
Папір для листів тобі досі зжовк
Як хочеш полегшення, то зроби
Ковток
Із келиха піаніста
Хворітимемо поволі, допоки дні
Не стануть пусті й прозорі
Та навмання шукатимемо в мені
Як хочеш — отруту, а хочеш — ліки
Від божевіль
Голі й чужі надворі.
Квітки на кістках посходили-
В бур’янах ховатимемо ще довго
Зрадливості острах, та щастя страх
Як хочеш продовження
На хмарах
То не дивись під ноги
Кволе бажання торкнеться твоїх колін
Мов пір'я впадуть дороги
Химерам безодні – сум найрідніший дім
Як хочеш пустелі, замкнися
На карантин
Бо до води ще довго
Заручнику мій, не страшись пітьми,
Розхристаної зірками
Кроки твої — то вени в сирій смолі
Як хочеш прозріти, заплющуй
Сни
Дійсність заплющ так само
Ітимемо всесвітом… вимкни мої думки,
Що попсували очі.
Наївшись каміння з стомленої руки
Запам’ятай із ким
Ти мене більш не схочеш.

От Маяковского

Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз, орхидей, астр или хризантем.

( Читати далі )

ночь для белой птицы

Входя не смотри на дырявое
Как на хлам
Шаги нетерпеньем ширя
отдай все что сможешь отнять
от себя углам
разросшимся по квратире

из битой бутылки на пол
течет вино
подставь ладони под алые эти реки
пьянея, не бейся в агонии,
как стекло
мозаики в человеке
вся эта пауза просто программный сбой
сутки без доступа к кислороду
знаешь цветы что мы сеяли под водой
наконец взошли
я ухожу под воду

полоборота ключа между тобой и…
и
не более
хорошо бы

Мыльная пена на лужах бездомных глаз
Безжизненной бледной жрицы
я тут стою такая на чистом листе
бумаги
/хуже/
мечтаю
прошедший дождями
как потом зловонного джанки
джаз
в наших
ненастоящих лицах

я ночь разрастила как атлас, иконостас
для белой подбитой птицы

земля на вулканах между тобой и ….
и
Воздух в узлах табачьих
Луна не видна из космоса, а с земли
Лишь глядя из бездн собачьих

Входя, не смотри, что я здесь одна
Зеркалюсь в пропащем прошлом
Сгустки дневного света спутались
В ДНК
И прорвались сквозь кожу
и
Дверь в потолке ни капельки не видна
Из липких тисков прихожей.

Заголовок має бути наповнений змістом

Ты прав и легок, в этой простоте
Я слишком сложная, завязанная в узел
Мне неба мало, мне мала постель
Грудную клетку бог до щели сузил

И сквозь нее так сложно о вещах,
В которых я устала. Признаваться?
Я одиночество растущее в корнях
В глубины неотесанного сланца

Ты теплый, светлый будто нло
Щекочешь плечи, я боюсь щекотки
И прячусь инстинктивно, не назло
На каждой нашей неудачной фотке.

И гром таится дрожью между слов,
Ждет повода, чтоб выкрикнуть все разом
Но диалог никчемен, слог не нов
И он не слышен уху, недоступен глазу

Мне сложно слов клейменных, и потом
Зачем тебе они во внутреннем кармане
Спи. Спи же. Не сравнить со сном
Все то что невозможно между нами.

открытка

Когда я стану чистой и земной
И на конверты станут клеить марки
Я буду для тебя таким подарком

Который дети ищут, как плэйбой,
Забытый взрослым на скамейке в парке

и если тот, кто за руку ведет,
К тебе, придурку, вдруг, заглянет в душу
Закрой глаза, отрежь от сердца уши
И делай все, чтоб занемевший рот
Ни словом этот космос не нарушил

Пока
мне грязь к лицу и вся вода
Приобретает вроде градус разговора
В одно лицо и интонаций вора
Невнятная пестреет чехарда
Веселых букв забытых у забора

Прими в ответ мое скупое да
и отнеси его в ладонях (сите) в горы

прочти его как вязь наоборот
молитвой в рамадан с благоговеньем

исполниться по щучьему веленью
все то, что загадал с похмелья кот
себе на твой последний день рожденья.

когда я стала грязной от земли?
Как губы постаревшей проститутки
Гудки сквозили в телефонной трубке
и щелкало в ушах глухое пли
и ветер задирал до шеи юбку

моли, дурак, о милости Анютку
что ждет тебя как дурра на мели.

семь

Семя болезни пьет из меня в запой
Смотрит на мир из горла глазами
Лесной волчицы
Переплавляет в воск
Красно янтарный гной
Что капает из цветка,
Растущего из петлицы.

Бог пожимает плечами, лепечет «стой»
Я опускаю крылья, ламая плечи
Воска столько идет на свечи
Будто будет идти по стеклу слепой
В гости ко мне
Не то что босой предтеча.

Вечер меж складок и клейковины век
И под ногтями синесть его как спицы
И проводник междумирья
Поит березовым соком
Всех
Жаждущих напоиться.

Лечится одичалость
Сбегать в леса
Считать до семи, сбиваясь
Падать лицом в мокрицу.
Ты ходишь, шатаясь-
Я же в созвездьи Большого пса
Успела уже случиться.