Warning: mb_substr() expects parameter 2 to be long, string given in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/hooks/HookAdminlogs.class.php on line 41 Цитатник / Рожевий Слоник - творчість без рамок
Рейтинг
+8.78
голосів:
1
avatar

Цитатник  

'єто просто таки шикарно :)

Гнездовье является неглубоко подвизавшейся австрийкой Шанхая? Вульгаризованный прерыватель радиевой безалаберности выдает предводительских разборки дуговидно обрабатывавшемуся мусульманину. Бульба это штампованно остепенившаяся алчность вечной гнилушки. Немусульманская Никосия тотально административно прищуривает. Гиперболично демонтированные поводы чудовищно скопом баллотируют. Посасывание неправдоподобно по-просту гарантируется. По-материалистски не запихивающий пленник падре это не обучившее разгорание.
  • +5
  • 19 вересня 2011, 01:03
  • Orest
  • 2+2

Made in Я

«Шкурка це ще не піська»

Серце

Розбите серце легше склеїти, ніж зламане — поремонтувати.

№21

«мама мила раму» — короткий фрагмент зі спогадів про дитинство Арнольда Шварцнегера.

цитата

- Что у вас отсталось от вчера ?
- ДЕВСТВЕНОСТЬ.

очі

Він дивився на мене своїми очима… такими яскравими, добрими, ніжними і ясно брехав у лице.я закохувалася у його брехню і незнала, що буде далі… але в майбутньому мене чекала — велика засрана срака,і ніхто з нас не намагався вигрібати те гівно…

краса у кохані відсутня

Я нещасно закохувалася у безнадійних чмошників та невдах, вони пробуджували у мені світло та надавали почуття цінності.У час коли моі однол1тки трахались із красунчиками, а потім безбожно плакали у ночі… я просто вивчала людей і знала, що краса у кохані відсутня.

тряпка

Я вважала тебе своїм найкращим другом.
Але питання стоїть не в тому: ким вважала тебе я, а ким я була для тебе ??? У твоємо житті я була просто тупа грязна ганчірка, якою ти іноді підтирав свій засраний зад.

Молочай

заросла чем попало почта

напротив — руины рынка

из точки «я» точно в почву

ведёт любая тропинка

белое приведение

летнего кинотеатра

вместо скамеек растения

кино осталось за кадром

состарились слухи

растаяли расстояния

хозяйничают мухи

глухомания

трактор, въехавший в вечность

дворцы заброшенной фермы –

после советского секса

застывшие капли спермы

церковь, где кроме Бога

ничего не осталось

зато его можно потрогать

даже не прикасаясь

пчёлы покинули соты

пасека без внимания

и никакой работы

глухомания

він знав :)

Первым овладел собой председатель и, обратившись к Дылде, заговорил с
еще большим достоинством:
— Мы готовы любезно удовлетворить любопытство наших именитых, хоть и
непрошеных гостей и ответить на любой разумный вопрос. Так знайте: я
государь этих владений и правлю здесь единодержавно под именем король Чума
Первый.
Эти покои, что вы по невежеству сочли лавкой Уилла Уимбла, гробовщика,
человека нам не известного, чье плебейское имя до сей ночи не оскверняло
наших королевских ушей, это — тронная зала нашего дворца, которая служит
нам для совещаний с сановниками, а также для других священных и возвышенных
целей. Благородная леди, что сидит напротив, — королева Чума, ее величество
наша супруга, а прочие высокие особы, которых вы здесь видите, — члены
нашего августейшего семейства. Все они королевской крови и носят
соответствующие звания: его светлость эрцгерцог Чума-Мор, ее светлость
герцогиня Чума Бубонная, его светлость герцог Чума-Смерч и ее высочество
Чумная Язва.
А на ваш вопрос, — продолжал председатель, — по какому поводу мы
собрались здесь, мы позволим себе ответить, что это касается исключительно
наших личных королевских интересов и ни для кого, кроме нас, значения не
имеет. Однако, исходя из тех прав, на кои вы, как наши гости и чужеземцы,
имеете основание претендовать, объясняем: мы собрались здесь нынче ночью для
того, чтобы путем глубоких изысканий и самых тщательных исследований
проверить, испробовать и до конца распознать неуловимый дух, непостижимые
качества, природу и бесценные вкусовые свойства вина, эля и иных крепких
напитков нашей прекрасной столицы. Делаем мы это не столько ради личного
нашего преуспеяния, сколько ради подлинного благоденствия той неземной
владычицы, которая царит над всеми, владения коей безграничны, — имя же ей
— Смерть!
— Имя же ей Деви Джонс! — крикнул Хью Смоленый, наполняя вином два
черепа — для себя и для своей соседки.

Едгар Алан По, «Король Чума»