Warning: mb_substr() expects parameter 2 to be long, string given in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/hooks/HookAdminlogs.class.php on line 41 Поезія / Рожевий Слоник - творчість без рамок
Рейтинг
+83.78
голосів:
86
avatar

Поезія  

Відповідь

Напевно, їх було двоє.
Коли вони вперше зустрілися,
Деревам відняло мову,
А небо аж засинілося.
Трохи таки перелякано
Вони обмінялися знаками,
І зовсім зніяковіло
В теплі розчинилося тіло.
Напевно, вже й день завершився
І, мабуть, почалася злива.
Інакше чому б вона вперше
Стала така щаслива?
І він, такий ніжний по-своєму,
Покинув стояти на струнко.
Na pewno, їх було двоє.
Тих, що придумали
поцілунки.

Дерево срезали

Дерево срезали
А вчера, в фонарной его тени
Мужики доставали свои хуи
И ссали на ствол
По роже кому-то врезали
Близь протухшей дешёвой пивнухи

А в протухшей дешёвой пивнухе
Собеседники срали мне в правое ухо
В левое ухо нагадил хмельной гитарист
Шестиструнки-красавицы антагонист
Словом, никчема

Дерево срезали
Муза ушла в свободное плавание
Похотью ранена, словами отравлена
Оставила гнить, ебать-колотить
В протухшей дешёвой пивнухе

Закурил в неположенном месте
Урну пнул, бросил мимо бутылку
Температуру асфальта измерил затылком
— Молодой человек, вставайте, уезжайте к невесте

Дерево срезали
Я лежал в фонарной его тени
До рассвета в минутах пяти-семи
Кушал звёздное небо глазами
Потом сладкую алую вату
(Откровенно шепча, между нами)
Был счастливей счастливых
Богаче богатых
В фонарной его тени

А дерево это, блять, срезали
И сижу я сегодня на пне
Пылая и пьянствуя
В кровавом сердечном огне

Бадабум

Будильник, — кажУ
Починається
Гора прокидається
Сонячні промені
Горизонт — назад у межу
Ну за що мені?
А йому?
Йому не до мене.
Мені до нього — постійно
далеко так
І близько
не видно кінця
Як би не було,
нехай безнадійно,
все ж торкнуся його лиця
Бо він горою
Він до і після
Тож найбезпечніші із коханок
його коханки
А тоді він знаходить
найвдалішу пісню
для вашого спільного
ранку
Гора шепоче
Полежимо ще
Хочеш води?
Знов виникає тертя.
Колись ми будемо
НазавждИ
— всього лише на життя

Украсил день


Занять себя свежими мыслями, идеями свежими надеялись, (вы)зрели, тая день за насыпью, над насыпью возвышенный день, возвращаясь к тем… или к теме: что усталость – только тревога про то, как мы? Сделано – не сделано, мало – много… годами – неделями, ручьями — протоками… Не делим мы оправдания собственного существования, прозябания в этом мире, проматывания неимоверного подарка – на атомы – чувствовать. Нескончаемая удача – учусь давать, осязать, осознавать, любить. Немыслимо совершенно теперешнее возвращение своего постоянного состояния и прошлых волнений кульбиты. Поиски и обиды. Разочарования. Всего этого нет давно, да и не было. А если и было – только в воображении, вращение в воспалённом мозгу твоём. Самоанализы, самоковыряния скудные – не что иное, как попытка доказать, что всё вокруг настоящее, истина, нас таящая.
Кто может научить таких различать вкус, цвета, запахи? Даже если не слеп и все скажут, что кусок хлеба и есть хлеб, и вкус имеет хлеба, совершено не значит, что ты так же различаешь вкус, не иначе. Что мир от тебя прячет? Почему, например, на «красный», нужно говорить «красный»? Ведь все этот цвет видим по-разному. Разве «кРасный» не приближённый к богу Ра? Может, всё это игра? Разве «кРасный» не однокоренной со словом «кРасть»или «кРах»?
Ссыпаю в кучу все свои мысли – целая насыпь. Спрячем сей день за насыпью. За нас и пью…

З альбому Латентна сихівчанка

я латентний сихОва мешкАнець
з комплексом трийчітьсЕдмой маршрутки,
галіційського бИдлівства аґнець
на шворці бабільонської проститутки.

я зацофаний край ашфальту
мармулядою шмарклів й лузги, нах.
і занедбані богом ґештальти
снять у спальних моїх районах.

підпирають над лємберґом хмари
безбарочні мої небодряпи.
перед кождим з моєї отари
лев сідає на задні лапи.

by Абель Руданський

Весеннее обострение


Я имею сто одну причину
Наблюдать весны другую синь:
Зайчик в лужах — ножик перочинный —
Солнышка почищен апельсин.

Запах предзакатный. Ровно столько,-
Надышаться! Кругом голова…
Твой подарок — апельсина долька
Затаилась в ласковых словах.

Я губами бережно касаюсь
Счастья — послегрозовой озон.
Убегает сон — махровый заяц —
За леса скатившись колесом.

июльское

ночь – кисель вишневый – непролазна
от заборов – руки греть – тепло
комары – тройной одеколон –
раздираешь в кровь свои соблазны

ночь – квартирка крохотная – сдаст нам –
благодарность – бдительность – облом –
ветром по ногам и под столом –
комнатка – где мебель экстра класса

я – печально – вечно взаперти
только не завешивай гардин
пусть от зависти свихнутся звезды

от таких — как эта ночь — квартир
не спеши напрасно уходить
аморально быть все время взрослой

осень. туманное

***
В тумане, нет, скорее под туманом
Ног шарканье, озябшие прически.
Неоновые блики красок броских
Завалены библейскими томами.

В тумане и колдуньи, и обманы.
А у меня сосед-вампир. По доскам
Ни крест, ни кол его в другую плоскость
Ни страхом, ни блаженством не заманят.

В тумане осень, как на Альбионе,
Где Шерлок Холмс за баскелем шпионит…
Как узник Иф копает эту жизнь.

Разбросаны по парку листьев кучи,
И город от костров осенних пучит,
И дремлют под туманом этажи.

(с)

Треба було легко відштовхнутися і пливти (с)
Можеш тепер розповісти, як смакує свобода.
Не прив'язуєшся, палиш спокійно листи.
Льоду не стало більше, просто материки
трохи змінили форму.
Шторму тепер не знають твої моря,
Мряки більше не чути у тебе під пальцями.
Все минає і усе залишається,
Як станції, що завжди були, але не твоїми.
Знаєш тепер ціну слів і мовчиш.
Чи ж не прекрасний цей світ, у якому
можеш торкатися води?
Не боятися вогню. Любити землю.
Дихати повітрям, щоб
перед смертю таки надихатись.
Розумієш тепер, що смерть — це таки
логічне завершення
прекрасного. Не поспішаєш жити,
Маєш усе. Пливеш.
Треба було легко відштовхнутися і пливти (с)
Тільки не було від чого відштовхуватись.

(с) — рядок з вірша Остапа Сливинського

0:57

над высоким ущельем дышать нужно глубоко,
повторять свое имя отчетливо и, желательно, вслух.
тяжелым черным углем под ногами рисуй пол
и шагай отреченно сквозь, легкая, словно пух.

в сложном пути возьми с собой только часы и тень
стань повелителем времени, секунды считай в такт.
заставь отступить сомнения, панику и мигрень —
протягивай над пустотой свой нятяжной рейхстаг.

над ущельем, как в автомобиле, — руки держи на руле
помни, метафорический руль легче теряется в темноте
почувствуй, что ты одна, обрадуйся и повзрослей —
мир под тобой проснулся, воспрянул и опустел.