Deprecated: Assigning the return value of new by reference is deprecated in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/lib/external/DbSimple/Generic.php on line 113 Deprecated: Assigning the return value of new by reference is deprecated in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/lib/external/DbSimple/Generic.php on line 133 Deprecated: Assigning the return value of new by reference is deprecated in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/lib/external/DbSimple/Mysql.php on line 70 Warning: mb_substr() expects parameter 2 to be long, string given in /home/slonykk/domains/slonyk.com/public_html/classes/hooks/HookAdminlogs.class.php on line 41 Поезія / Рожевий Слоник - творчість без рамок
Рейтинг
+83.78
голосів:
86
avatar

Поезія  

Украсил день


Занять себя свежими мыслями, идеями свежими надеялись, (вы)зрели, тая день за насыпью, над насыпью возвышенный день, возвращаясь к тем… или к теме: что усталость – только тревога про то, как мы? Сделано – не сделано, мало – много… годами – неделями, ручьями — протоками… Не делим мы оправдания собственного существования, прозябания в этом мире, проматывания неимоверного подарка – на атомы – чувствовать. Нескончаемая удача – учусь давать, осязать, осознавать, любить. Немыслимо совершенно теперешнее возвращение своего постоянного состояния и прошлых волнений кульбиты. Поиски и обиды. Разочарования. Всего этого нет давно, да и не было. А если и было – только в воображении, вращение в воспалённом мозгу твоём. Самоанализы, самоковыряния скудные – не что иное, как попытка доказать, что всё вокруг настоящее, истина, нас таящая.
Кто может научить таких различать вкус, цвета, запахи? Даже если не слеп и все скажут, что кусок хлеба и есть хлеб, и вкус имеет хлеба, совершено не значит, что ты так же различаешь вкус, не иначе. Что мир от тебя прячет? Почему, например, на «красный», нужно говорить «красный»? Ведь все этот цвет видим по-разному. Разве «кРасный» не приближённый к богу Ра? Может, всё это игра? Разве «кРасный» не однокоренной со словом «кРасть»или «кРах»?
Ссыпаю в кучу все свои мысли – целая насыпь. Спрячем сей день за насыпью. За нас и пью…

З альбому Латентна сихівчанка

я латентний сихОва мешкАнець
з комплексом трийчітьсЕдмой маршрутки,
галіційського бИдлівства аґнець
на шворці бабільонської проститутки.

я зацофаний край ашфальту
мармулядою шмарклів й лузги, нах.
і занедбані богом ґештальти
снять у спальних моїх районах.

підпирають над лємберґом хмари
безбарочні мої небодряпи.
перед кождим з моєї отари
лев сідає на задні лапи.

by Абель Руданський

Весеннее обострение


Я имею сто одну причину
Наблюдать весны другую синь:
Зайчик в лужах — ножик перочинный —
Солнышка почищен апельсин.

Запах предзакатный. Ровно столько,-
Надышаться! Кругом голова…
Твой подарок — апельсина долька
Затаилась в ласковых словах.

Я губами бережно касаюсь
Счастья — послегрозовой озон.
Убегает сон — махровый заяц —
За леса скатившись колесом.

июльское

ночь – кисель вишневый – непролазна
от заборов – руки греть – тепло
комары – тройной одеколон –
раздираешь в кровь свои соблазны

ночь – квартирка крохотная – сдаст нам –
благодарность – бдительность – облом –
ветром по ногам и под столом –
комнатка – где мебель экстра класса

я – печально – вечно взаперти
только не завешивай гардин
пусть от зависти свихнутся звезды

от таких — как эта ночь — квартир
не спеши напрасно уходить
аморально быть все время взрослой

осень. туманное

***
В тумане, нет, скорее под туманом
Ног шарканье, озябшие прически.
Неоновые блики красок броских
Завалены библейскими томами.

В тумане и колдуньи, и обманы.
А у меня сосед-вампир. По доскам
Ни крест, ни кол его в другую плоскость
Ни страхом, ни блаженством не заманят.

В тумане осень, как на Альбионе,
Где Шерлок Холмс за баскелем шпионит…
Как узник Иф копает эту жизнь.

Разбросаны по парку листьев кучи,
И город от костров осенних пучит,
И дремлют под туманом этажи.

(с)

Треба було легко відштовхнутися і пливти (с)
Можеш тепер розповісти, як смакує свобода.
Не прив'язуєшся, палиш спокійно листи.
Льоду не стало більше, просто материки
трохи змінили форму.
Шторму тепер не знають твої моря,
Мряки більше не чути у тебе під пальцями.
Все минає і усе залишається,
Як станції, що завжди були, але не твоїми.
Знаєш тепер ціну слів і мовчиш.
Чи ж не прекрасний цей світ, у якому
можеш торкатися води?
Не боятися вогню. Любити землю.
Дихати повітрям, щоб
перед смертю таки надихатись.
Розумієш тепер, що смерть — це таки
логічне завершення
прекрасного. Не поспішаєш жити,
Маєш усе. Пливеш.
Треба було легко відштовхнутися і пливти (с)
Тільки не було від чого відштовхуватись.

(с) — рядок з вірша Остапа Сливинського

0:57

над высоким ущельем дышать нужно глубоко,
повторять свое имя отчетливо и, желательно, вслух.
тяжелым черным углем под ногами рисуй пол
и шагай отреченно сквозь, легкая, словно пух.

в сложном пути возьми с собой только часы и тень
стань повелителем времени, секунды считай в такт.
заставь отступить сомнения, панику и мигрень —
протягивай над пустотой свой нятяжной рейхстаг.

над ущельем, как в автомобиле, — руки держи на руле
помни, метафорический руль легче теряется в темноте
почувствуй, что ты одна, обрадуйся и повзрослей —
мир под тобой проснулся, воспрянул и опустел.

986374

---

Вечір лежить недоторканий.
Пульс затих недослуханий.
Світ захлинувся вівторками
З їх нервовими рухами.
Ми прокидаємось в середу
Заздалегідь забутими.
Бути нам чи попереду
Все, як завжди, заплутано?
Двері мої мовчань твоїх,
Твоїх появ мости мої.
Норма тебе в мені, як на гріх,
Не досягла допустимої.
Зникнень твоїх мої атоми,
Сил твоїх моя безпомічність.
Скільки мене рятуватимуть
Пальців твоїх мої поручні?
Скільки мине ще осеней,
Іскор, фобій і жеребів?
З ким не була б я, досі
Мої вірші про тебе.

Рукописи не горят?

Я возвращаю по протоколу Киотскому
Все ваши буквы, слова, предложения разные.
И непременно, сплошные закосы под Бродского —
Эти злокачественные, опасно-заразные.

Можете не аплодировать, вас ли касается? —
И продолжайте мурыжить затертые клавиши.
От напряженья под мышками конденсация,
Благоволение литературой правящим.

Мода проходит. Оставьте в покое рептилии
Стихосложения, пафосного с намеками.
Вы заразились. Случайно наверно простыли ли
Вашу поэзию всю уложили на мокрое.

Наверняка я сейчас поступаю по глупому,
Разве сравнится мое возмущенье с поэзией?
Все, что знакомо мне: пустоголово-клубное…
Девочкам нравится, значит на стенку повесь ее:

… Он уходил. Пустота обрывалась под пятками.
Слезы и сопли. И дым сигареты, и прочее.
Рвать и метать, и зубами скрипеть. И лопатками
Крылья вычухивать из-под косухи, и прочь ее,

Эту свободу желаний и сумасшествия,
Пить и курить! Только личные предвкушения —
Мчаться за край, разбиваться о стену, блаженствовать…
Вот оно, на ладонь индивидокрушение.

Личное горе — ушел ли, ушла — вот поэзия,
Соль на ушах, ветер в рожу — вот тема для вечного.
Вырвали сердце, печенку и вены порезали…
Ну а когда все записано — пробуйте в печь ее